Олег Карамазов о судьбе русского рока и своем творчестве

Братья карамазовы

После концерта лидер группы Олег Карамазов рассказал о судьбе «старой школы» русского рока, поведал истории и философию своих песен и поделился своим пониманием простого человеческого отдыха.

Расскажите в двух словах о философии группы Братья карамазовы?

— Я не думаю что у нас присутствовала какая-то придуманная философия группы, просто с годами какой то ряд песен и те люди, которые прибились в эту группу, притом что с годами из группы никого не выгоняли — все эти люди придерживаются каких-то жизненных всзглядов и так живут. Мне это очень близко, потому что сейчас во время работы над новой программой к нам приходили разные музыканты, которые хотели играть в группе. Однако со многими ничего не получалось, потому что просто неинтересно. Философией я это не назову, но общий жизненный взгляд у нас — семерых людей в группе и звукорежиссера, который стоит за пультом у нас точно есть.

В своих песнях затрагиваете многие темы, пишете глубокие тексты, как это происходит?

— Специально ничего не пишется, была пара опытов в жизни, были какие-то заказы, когда нужно было написать песни для кино, но не получается. Я сам удивляюсь этому, потому что есть уже и опыт и я понимаю как пишется любая история и мог бы заставить себя и написать историю этой бутылки с водой, ее историю,как она появилась, как из нефти сделали пластмассу, как ее наполнили водой, как вода чувствует себя под этой пробкой. То есть можно все это написать, но я человек ленивый и в отличие от многих своих коллег, которые играют играть в лучших групах нашей части земного шара я знаю ребят которые уже много лет играют и поют и пишут. И когда мы говорим о процессе написания они рассказывают, что каждое утро берут листок бумаги и что-то пишут. У нас такого нет, у нас я пишу, когда пишется.

Собираемся на репетицию, но не все получается сразу. Сейчас делаем новую программу, сегодня несколько песен играли из нее и все с трудом, потому что многое уже сыграно и не хочется повторяться. То же самое с листком бумаги, когда вдруг начинаешь писать, мы недавно ехали ночью в киев после концерта, я в окно смотрю, какая же песня сложилась и я ее в трясущемся автобусе набирал в телефоне. Очень круто. Посмотрел, солнце встает в окне автобусном и подумал, вот будет гениальная песня. Приехал домой уснул, проснулся и вытер все, потому что появилось чувство, что я такое уже когда-то писал, по крайней мере эти мысли уже были. А учитывая, что тем на самом деле не так и много, рождение человека и его смерть и то, что называется жизнью, заставляет меня избирательно относиться к тому, что я пишу. Не хочется повторяться. Я меняюсь сам и чувствую, что те слова, которые вдруг откуда-то вылетают, непохожи на те, которые я раньше говорил. Идет процесс взроследния меня, группы — и это естественно.

Если говорить о тех песнях, которые являются визитными карточками вашей группы. Меняется ли ваше отношение к ним?

— Понятно, что 20 лет петь «Маленькую стаю» тяжело, но вот мы сейчас играли на больших площадках, например неделю назад мы играли на Донбассе, неделю назад играли в крепости в Судаке и все равно народ кричит, чуть ли не с самого самого начала «Стаю!». Я не знаю тайну этой песни, она писалась как самая простая песня, одна из первых наших и я не могу сказать, что я заставляю себя ее петь. Это просто древняя песня, я не знаю ее секрета, это был просто сон, который мне приснился и я его в двух словах описал. Мне приснилась маленькая история про Жеку, с которым мы где-то идем по планете, все закончилось, цивилизации нет, и мы понимаем, что мы уже ушли в небо. Тем не менее это продолжает цеплять, я вижу на концертах людей, которые были тогда с нами, когда я ее написал, и сейчас они уже стоят со своими детьми и кричат «наша маленькая стая уходит в небо» и я понимаю, что все нормально. Да, играем давно такие песни, но когда мы понимаем что их кто-то ждет, нам очень приятно.

Сотрудничаете ли с другими музыкантами на постоянных или временных условиях?

— У нас был юбилейный концерт в Киеве в мае месяце, приехало огромное количество музыкантов, я даже не ожидал. Мы делали совместную большую программу, учитывая то, что юбилей был мой, я отбирал те песни, которые мне нравятся у других музыкантов и они выбирали мои. Был Буба из «Смысловых галлюцинаций», был Шевчук, был Саша Черневский из «Разных людей», группа «Воскресенье», «Табула Раса» и молодая шикарная группа «Гуашь», короче много народу. Концерт шел три часа, мы несколько месяцев к нему готовились, потому что надо было выучить и свои песни, и песни друзей, которые мы репетировали. Поэтому я думаю что мы буквально в ближайшие дни выложим все в Youtube, потому что много людей знают что был такой грандиозный концерт и хотят посмотреть. Телевизионщики неплохо его отсняли, поэтому я думаю, что почти весь рок-н-ролл, который я назвал был на сцене. 5 тысяч народу стояло и сказало, что три часа концерта пронеслось в хорошей динамике. С Шевчуком у нас совместные истории, недавно мы были в Судаке, где ведущим концерта был Олег Гаркуша из «Аукциона», несколько дней мы прообщались. Для меня те же беседы с Гаркушей дают больше, чем какая-то прочитанная современная книга, потому что это человек, который уже столько пережил. И на сцене нам вместе круто. Поэтому я за сотрудничество, за то, чтобы вместе с самими разными людьми что-то делать.

Есть такое расхожее мнение особенно среди молодежи о том, что русский рок уже стал не тот, перевелся, потому что советский союз прекратил существование, уже нет тех тем…

— Я тоже так думаю, потому что вы вот совершенно правильно сказали, я знаю людей, которые делают фестиваль «Нашествие» в России и эта тема всерьез обсуждается, потому что «старики» продолжают играть. А молодежи мало, а на том же «Нашем радио» в России, мне рассказывали, стоят огромные коробки с демо, а крутить нечего. Поэтому я думаю, рок останется как и во всем мире, социальных и прочих тем огромное количество, просто они требуют большей глубины. Групп будет меньше, потому что 30 лет назад достаточно было выйти на сцену, взять гитару и все происходило. Сейчас же огромное количество информации у людей, есть что выбирать. Я когда пришел на концерт группы «Мьюз», когда в русскоязычном городе 10 тысяч человек пели весь концерт на английском, я понял, что публика уже другая. выросли люди которым уже все равно. Я общался с Андреем Матвеевым продюссером Земфиры. Он сказал, что проводит два концерта в Олимпийском, и русских групп много и много западных звезд, он правильно сказал что публике уже все равно — это группа «ДДТ» или «Мьюз». Публику должны порвать, она же не делит на своих и чужих. Доступ к информации позволяет человеку выбирать, и ты уже ему не объяснишь, что русский рок — это моя революция и только моя.

Должны музыканты это понимать и играть музыку, которую прежде всего будут слушать или играть для себя, это тоже понятно и тоже нормально.

Нелегкая работа музыканта сложная, вы много энергии отдаете слушателям, переезды, репетиции. Как вы отдыхаете?

— Честно? Отдыхаю как все. Не думаю, что мой быт чем-то отличается от человека, который отстоял смену на заводе. Сейчас группа будет ехать в автобусе, а я поеду за рулем автомобиля в Севастополь и это прикольно. Хотя я бы с удовольствием выпил стакан виски, но это я сделаю завтра. Так что отдыхаем мы точно также как и все люди. Единственное что я заметил, многие мои коллеги — люди в возрасте из известных групп, которым уже по 20-30 лет, почти все бросили пить алкоголь. Те кто выжил. У нас в группе сейчас период уверенности, мы с удовольствием проводим вместе время и за общим столом нам тоже интересно, при том что гитаристу 22 года, мне — 50, скрипачу Денису — 40. Разного возраста люди, но нам интересно вместе. Вот мы сейчас путешествуем по Крыму с женами и с детьми — одна большая семья. Поэтому мы купаемся в море, а вечером можно выпить за столом. Мне очень повезло в жизни, что у меня огромное количество друзей и как правило проблема одна побыть одному. Очень огромное количество мест куда меня зовут, начиная от рыбалки на берегу Днепра или в Мурманск полететь на самолете, или просто прийти к кому-нибудь на день рождения, посидеть повспоминать.

Хотя честно скажу, что один день сам посижу и уже начинаю выглядывать в окно, отвечать на звонки в телефоне, куда-то идти. Живу я просто и это нормально.

Чем для вас является Крым?

— Крым для меня прежде всего детство, это то место куда все лето все рвались и мы просили родителей отвезти нас в Крым. Это море. Потом был период, когда здесь появились друзья и мы бесчинствовали тут, буянили, проводили сумасшедшие приемы, вечеринки. Потом наступил период, когда мы с друзьями на несколько дней собирались на одном катере. Несколько лет назад я вообще в совершенно потрясающей Крымской истории был. Я пошел с какими-то экстремальными людьми в кедах с рюкзаком и увидел совершенно невероятные места, шаманы, места силы, я увидел другой Крым в каких-то горах, плато, лесах, ночевках, огромных котлованах. Я крымчанам потом рассказывал про это все, они даже не понимали где мы были. Поэтому Крым для меня это еще и большая тайна, растущая с годами. Позавчера мы были в гостях у батюшки, я для себя открыл невероятное место под Судаком — Христианская Церковь Первого Века. Невероятное место, какие-то туннели, посидели поговорили с монахом. В Крыму для меня удивительное место, которое объединяет в себе огромное количество разных культур. Очень напрягает, когда вижу по телевизору в новостях какие-то земельные склоки, надеюсь этого не будет.

И конечно вы видите какая красота в Крыму, это горы, это море. Я люблю заплыть далеко, повернуться и смотреть на это горы, уходящие в небо, поэтому Крым для меня — это место большой радости.

Проект «Звезды в Пальмире» был запущен в начале 2012 года. В рамках проекта на куроpте Palmira Palace уже состоялись концерты Владимира Гришко, групп «Табула Раса» и «Братья Карамазовы», спектакль «Он моя сестра» с участием Алексея Маклакова и Владимира Горянского, на начало сентября запланировано Jazz Koktebel Afterparty.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *